тётушка Ро (rohirrimka) wrote,
тётушка Ро
rohirrimka

Страшная история

Сегодня самое подходящее время рассказывать страшные истории. Правда же? Вот вам страшилка :)

Ночь была темной и ненастной. Огромная желтая луна лишь изредка выглядывала из-за туч, холодный ветер играл с деревьями, заставляя их всплескивать ветвями и ронять последние желтые листья. Дождь то затихал, то припускал с новой силой, и конца ему не предвиделось. Не удивительно, что путник, шагавший по дороге этой ночью, чувствовал себя ужасно. Теплый плащ с капюшоном давно промок и перестал защищать от холода, прочные ботинки были облеплены грязью и то и дело порывались проехаться, уронив хозяина в одну из многочисленных луж.
Путник совсем уже было упал духом и стал сомневаться в том, что переживет эту ночь, когда где-то впереди и чуть вверху мелькнул, а потом устойчиво загорелся огонек. Путешественник еще боялся поверить в свою удачу, а ноги уже со свежими силами несли его вперед, и в сердце зашевелилась надежда на теплый ночлег.
Когда луна снова выглянула из-за туч, путник разглядел, что светятся окна дома на холме, и тропинка, ответвляющаяся от большой дороги, ведет прямо к дверям. Недолго думая, он поспешил по тропинке. Близость тепла заставила его еще острее чувствовать каждый порыв ветра, каждую скользнувшую за шиворот каплю, поэтому в двери он стучал со всем отчаянием умирающего.
Долго ждать не пришлось, дверь открылась почти сразу. Хлынувшие из дома свет и тепло почти ослепили путника, и он не сразу разглядел открывшую ему женщину средних лет, а когда разглядел, ее спокойная красота и ласковая улыбка показались ему олицетворением тепла и уюта.
Женщина же при виде его всплеснула руками:
- Бедняга! Входите, входите же скорее. Снимайте ваш плащ, проходите к огню. Вот так. Садитесь, садитесь. Сейчас я принесу вам чего-нибудь согревающего. Дорогой, не подкинешь ли дров?
Подхваченный ураганом гостеприимства путник обнаружил себя укутанным теплым пледом и усаженным в большое мягкое кресло перед огромным камином.
- Не самая лучшая погода для путешествий, - раздался из угла глуховатый мужской голос. Муж хозяйки оказался таким же спокойным и надежным. Его уютный серый свитер наводил на мысли о свернувшемся у огня большом пушистом звере.
- Вот, возьмите-ка. Это поможет вам согреться изнутри.
Путник с благодарностью принял протянутый стакан. Янтарная жидкость прокатилась по горлу огненным шаром, разлилась внутри сладким теплом, и он наконец смог расслабиться и с любопытством оглядеться.
Обстановка в доме была удобной и уютной, со следами времени. Некоторые вещицы наверняка достались хозяевам от дальних предков. Особенно привлекла внимание путника пара старинных портретов, несущих удивительное семейное сходство с обитателями дома.
Вскоре вернулась хозяйка с подносом еды. Путник попытался отнекиваться, но быстро сдался. Было видно, что этих людей действительно не тяготит забота о случайном прохожем. Они не задавали ему лишних вопросов, он решил взять с них пример — и они отлично провели время за разговорами о погоде и приметах, винах и звездах.
Когда разговор сам собой затих, а глаза перестали фокусироваться на лицах, хозяйка взяла с полки фонарь и сказала:
- Пойдемте, я покажу вам гостевую комнату.
Путник послушно последовал за ней вверх по лестнице. В полусонном своем состоянии он чуть не прозевал нужную дверь, продолжив подниматься, но его остановил испуганный окрик. Хозяйка торопливо схватила его за руку и втолкнула в комнату.
- Нет-нет, вам сюда.
Смутившись, она принялась извиняться, потом немного помялась и добавила со вздохом:
- Пожалуй, я должна вас предупредить. Там, наверху, живет моя сестра. Она... немного не в себе. Ничего опасного, но пожалуйста, прошу вас, не ходите наверх. И... будет лучше, если вы запрете дверь на ночь. Просто на всякий случай. Хорошо?
Путник послушно кивнул, и хозяйка засуетилась, доставая для него чистое белье и полотенца. Пожелав доброй ночи и еще раз напомнив запереть дверь, она выскользнула из комнаты. Путник задумчиво присел на угол кровати, но тут же решил, что слишком устал для того, чтобы удивляться. Он торопливо разделся, забрался под одеяло и сразу же уснул.
Разбудил его настойчивый стук в окно. Наверное, ветер стал сильнее, и ветки дерева во дворе начали биться о стекло. Путник попытался было спрятать голову под подушку, но это не помогло. Со стоном он выбрался из-под одеяла и подошел к окну проверить, нельзя ли что-то сделать с упрямой веткой. Подошел и замер, чувствуя, как шевелятся волосы на затылке. С той стороны стекла на него смотрело нечто. На бледном, без кровинки лице чернели бездонные провалы глаз, в которых горел нездешний огонь. Ярко-алые губы растянулись в подобии улыбки, демонстрируя длинные клыки. Ветер взметнул буйную шевелюру черных волос, и каждый локон извивался, как волосы Медузы. Бледная рука с длинными когтями проскрежетала по стеклу, шевельнулись губы — и путник в ужасе кинулся прочь. Он ударился о дверь, не сразу сообразив что сам запер ее. Дрожащими руками отодвинул он засов, выскочил в коридор, захлопнул дверь и прижался к ней, тяжело дыша.
В доме было тихо, лишь что-то поскрипывало наверху. Гость попытался вспомнить, что же показалось ему особенно странным в лице чудовища и с ужасом сообразил, что лицо это, не смотря на свою чудовищность, было несомненно лицом хозяйки дома. По спине пробежал холодок. «Моя сестра», вспомнил он, «немного не в себе». Покосившись на ведущую наверх лестницу, с тяжелым сердцем он заставил себя вернуться в комнату. За окном чернела ночь. Путник зажег оставленный хозяйкой фонарь, нерешительно подошел к окну. Тучи, гнущиеся ветви деревьев, редкие вспышки молний... Прижавшись к стеклу, гость глянул вниз. Этажи в доме оказались высокими и до земли внизу было несколько метров. Может быть, это все был лишь кошмарный сон ? Вздрогнув и передернув плечами, гость медленно вернулся в кровать и принялся долго и с трудом засыпать.

После столь беспокойной ночи путник спал долго и проснулся ближе к полудню. Вчерашние тучи за окном сменились пушистыми белыми облаками, между которыми проглядывало удивительно-яркое голубое небо. При свете дня путешественник чувствовал себя гораздо увереннее и запросто списал бы ночные страхи на усталость и буйное воображение, если бы не красный отпечаток ладони, красовавшийся на двери снаружи. Удивленный и настороженный, он спустился вниз. Хозяина нигде не было видно, хозяйка же встретила его солнечной улыбкой и предложением чая с пирогами.
За поздним завтраком женщина несколько раз интересовалась, как гость спал, ничего ли не тревожило его сон, и снова извинялась за сестру, склонную шуметь по ночам. Путник и сам не знал, что заставило его промолчать о ночном происшествии, и тема быстро исчерпала себя.
После завтрака вернулся хозяин дома и без тени сожаления сообщил, что гостю, похоже, придется задержаться — дождь размыл все дороги, а соседняя речушка и вовсе вышла из берегов и подтопила мост.
- Но ведь сегодня полнолуние, - встревоженно воскликнула хозяйка. Супруг послал ей многозначительный взгляд и поспешил уверить гостя, что они рады будут приютить его ещё на одну ночь, и что он будет здесь в полной безопасности.
Затем хозяин предложил гостю сыграть партию в шахматы, и тот согласился. За старинной доской с фигурками в виде рыцарей и чудовищ он попытался незаметно расспросить своего собеседника о жене и ее сестре. Тот между вдумчивыми ходами рассказал, что семья его супруги живет в этих краях уже много веков, и что склонность к некоторым... болезням является у них наследственной. Его жена с сестрой всегда были особенно близки, и конечно происходящее расстраивает ее, но пусть гость не волнуется, у него, хозяина, все под контролем.
Они сыграли пару партий, потом хозяйка позвала мужа помочь ей с чем-то на кухне, а гость остался разглядывать хозяйскую коллекцию книг. Он дивился старым кожаным переплётам и чудным названиям, когда с кухни вдруг раздался испуганный вскрик, потом невнятное бормотание и, наконец, тихий стон. Не сдержав любопытства, гость заглянул в приоткрытую дверь и обмер. Побледневший хозяин в забрызганной чем-то красным рубашке прислонился к столу, а его жена прижималась ртом к его руке. Услышав шорох, она обернулась и гость увидел, что губы ее измазаны кровью. Испуганный, он кинулся прочь, заметался по комнате. Вернувшийся следом хозяин поспешил успокоить гостя, объяснив, что порезался, разделывая дичь на ужин, и что жена помогала ему остановить кровь. Путник сделал вид, что поверил этим объяснениям, мысленно же проклинал непогоду, заставившую его остановиться в этом доме.
Остаток дня прошел во все нарастающей тревоге. Гость вздрагивал от малейшего шороха — а шорохов в старом доме было предостаточно. То ему казалось, что кто-то стоит у него за спиной, но обернувшись, видел он лишь пустую комнату, то глаза хозяйки в вечернем полумраке вдруг начинали отливать красным — а может это лишь отражалось в них пламя свечей. А тут еще разговор за обедом зашел о легендах и преданиях, о том, кто какие страшные истории слышал в детстве и с какими странными вещами сталкивался сам.
Путник рано удалился в свою комнату, сославшись на разболевшуюся голову. Перед тем, как подняться к себе, он проскользнул на кухню и запасся там длинным острым ножом. Возвращаясь же, услышал обрывок разговора, в котором хозяин, казалось, умолял супругу погодить с чем-то и не привлекать внимания, а она в отчаянии твердила, что это превыше ее сил и ей не справиться с собой. Удивительно ли, что после этого гость поспешил как можно быстрее и незаметнее добраться до своей комнаты. Он трижды перепроверил засов на двери и оставил фонарь зажженным.
Путешественник был твердо уверен, что эту ночь он не забудет до конца своей жизни, если только переживет ее. Уснуть ему не удалось. Стоило закрыть глаза, как наверху раздавался шорох, скрежет, шаги, голоса. Посреди ночи кто-то скребся в дверь, которую гость на всякий случай подпер комодом. Полная луна занимала, казалось, полнеба, и в ее свете женская фигура в прозрачной рубашке могла бы быть привидением, но буквы, что писала она на оконном стекле были вполне реальными. Женщина мило улыбалась и звала гостя насладиться танцем в лунном свете, и он видел, как влажно поблескивали ее клыки. Отчаявшись соблазнить его, она отбрасывала притворство и в диком порыве кидалась на окно, пытаясь пробраться внутрь. Потом она исчезла, а сверху раздался душераздирающий вой.

Измученный и отчаявшийся путешественник дрожащими руками собрал свои вещи. С трудом дождался он рассвета и, сжимая в одной руке сумку, а в другой нож, выскользнул из комнаты. Снизу, из кухни, доносилось беспечное пение. Крепко сжав зубы и убеждая себя, что при свете дня ему ничего не угрожает, путник принялся подниматься по лестнице. Добравшись до комнаты, в которой, как сказали ему, обитала сестра хозяйки, он приготовился было взламывать замок — но дверь легко подалась под его рукой. Дрожащий гость шагнул вперед, в комнату. Сквозь неплотно задернутые занавеси проникал сюда солнечный свет, позволивший разглядеть пустую кровать, накрытые чехлами стулья и зеркала, толстый слой пыли и паутины повсюду, подтвердивший то, что путник и так подозревал.
Шорох за спиной заставил его резко обернуться. Хозяйка дома в запыленном мукой фартуке стояла в дверях и медленно вытирала руки полотенцем.
- Зря вы заглянули сюда.
- У вас ведь нету никакой сестры, верно? - выдохнул гость.
- Верно. У моих родителей была лишь одна дочь. Единственная наследница семейных традиций, - она улыбнулась, демонстрируя длинные клыки.
Нервы путника не выдержали, он с громким криком кинулся вперед, оттолкнул со своего пути женщину и помчался вниз, перескакивая ступеньки.
В дверях дома ему встретился хозяин, который улыбнулся и поинтересовался, куда это гость так спешит. В ярком свете на крыльце путник наконец разглядел толком лицо мужчины и убедился, что зрачки у него сужаются вертикально, а сами глаза совершенно желтого цвета. В ужасе гость понесся по тропинке прочь от дома, каждый миг ожидая, что в спину ему вонзятся хищные когти, но догнал его лишь зловещий громкий смех.

Когда испуганные крики и шаги стихли за поворотом тропы, хозяйка дома довольно вздохнула, прижалась спиной к груди мужа, и тот поспешил ее обнять.
- Это было весело.
- Да. Давно мы так не развлекались, - согласился он.
- Честное слово, я была уверена, что он не выдержит второй ночи. Ты видел, как он вцепился в этот бедный нож? И ведь так и не выпустил из рук, с ним и убежал. Жаль, право. Такой хороший был ножик.
Они снова посмеялись. Успокоившись, хозяин проговорил:
- Но в следующий раз, чур, я буду чудовищем, а ты его заботливой и терпеливой супругой.
Жена надула было капризно губы, не соглашаясь, но он быстро развернул ее к себе и прижался к этим самым губам своими. Похоже, поцелуй был убедительным, потому что, отстранившись через несколько минут, хозяйка улыбнулась и кивнула.
- Хорошо, в следующий раз — твоя очередь.
Tags: осколки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments